Антон Аносов

gallery/new project (1)

Поэт, либреттист, драматург

"100 писем к Марии"

Мария,
эти письма сохрани
и спрячь их,
как листва орешник прячет,
в них нет витиеватости,
они
не мир,
который создал Терри Прачетт.

В них кроется и радость,
и печаль,
похожие на брошенную пристань,
и если подплываешь,
то причаль,
причаль и посмотри,
чем корпус выстлан.

Увидишь,
что она,
покрывшись мхом,
забыта
опопсевшим этим миром,
качается в затончике глухом,
ждёт бури или верного буксира.

Мария,
и пока ты их хранишь,
(пусть даже позабывши проткнула
меж книг,
пожухших фото и афиш),
то пристань всё ещё не затонула.

"Дождь" 

 

Знает старый небесный пастух,
где осадкам назначено выпасть,
и ведёт облака на юг
вслед за ветряным псом на выпас.

Я в пустыне прольюсь дождем,
долгожданным косым ливнем,
верно, каждый из нас рожден,
чтобы сделать кого-то счастливым.

Не себя!
Но себя отдав
до последней капли свободы
вечной жажде песков и трав,
мы, как прежде, вернемся в воду.

Так не бойтесь себя отдавать,
ничего не прося за это,
и трясти облака, и взбивать,
и дождем проливаться где-то.

Знает старый небесный пастух,
где осадкам назначено выпасть,
и ведёт облака на юг
вслед за ветряным псом на выпас.

Я в пустыне прольюсь дождем,
долгожданным косым ливнем,
верно, каждый из нас рожден,
чтобы сделать кого-то счастливым.

Не себя!
Но себя отдав
до последней капли свободы
вечной жажде песков и трав,
мы, как прежде, вернемся в воду.

Так не бойтесь себя отдавать,
ничего не прося за это,
и трясти облака, и взбивать,
и дождем проливаться где-то.

"Кресты"

 

Дорога в Кресты, как дорога до храма    кому-то и ближе, но поздно опять
Поймешь, то что любит тебя только мама,
А раньше ты это не смог бы понять.

Кристаллы стекла режут пазухи носа,
И, значит, поездок случайных сезон.
На воле смотревший на звезное просо,
Ты смотришь теперь из-за клетки СИЗО.

Психологи любят решенные судьбы,
Им скоро пацан на наречье блатном,
Который недавно мечтал только вдуть бы
Девчонкам, краснея расскажет о том,

Что можно забрать, если пусто в карманах,
И нужно отдать, если нет ничего.
Что где-то его дожидается мама,
Но вряд ли при этом дождется его.

 

***

Я скучаю по живой литературе,
что питает обезвоженные души,
я болею и всегда температурю,
если авторы бездарно тексты сушат.

Я скучаю по здоровой русской речи
с диалектами и сочным русским матом,
презираю тех людей, кто речь калечит
сетевым-жаргоном суховатым.

Я скучаю по былой цензуре слова,
как по стимулу писать стихи протестом,
я скучаю по цензуре, как основе
отношения внимательного к текстам.

Как по самому великому искусству,
отрицающему всякую халтуру,
воскрешающему сдохнувшие чувства,
я скучаю по живой литературе.